ВЕДОМОСТИ: Институт банкротства в России (конференция).

Телеграфирую — тезисы выступлений.

В профессиональном сообществе идут споры: каким должно быть законодательство о банкротстве про-кредиторским или про-должниковским. Респонденты ведомостей ответили 64%/46% в пользу кредиторов.
Судить о системе (чьи интересы она больше защищает) невозможно только по новеллам закона, нужно так же смотреть и на правоприменение и бизнес-практику.

Про-кредиторская позиция:
̶ Один плохой должник как вирус заражает все общество
̶ Затягивание процедуры приводит к потерям суммы и эффективности банкротства
̶ Должник не хочет видеть , что за долгом стоит тоже бизнес (кредитора)
̶ Хитрые доджники «просуживают» фиктивную задолженность и получают контрольный пакет в совете кредиторов
̶ Несправедливо, что только банки/финансовые институты могут, а коммерческие кредиторы не могут зачитывать встречные требования между должником и кредитором

Про-должниковская позиция:
̶ Банкротство используется как механизм рейдерского захвата
̶ Нет правового «зонтика» для реального проведения процедуры оздоровления

Наше законодательство о банкротстве несет родовой дефект от англосаксонской системы, которая построена для интересов юристов.
У нас тоже на банкротстве зарабатывают все:
̶ юристы и арбитражники на своих услугах, чем дольше длится банкротство тем выше м.б. стоимость услуг;
̶ новые собственники, получившие имущество по заниженной цене;
̶ собственники-менеджеры: «прикрытие» огрехов и злоупотреблений, и вывода активов;
̶ квази-приватизация государственных предприятий;
̶ списание долгов по налогам.

Наиболее типичные схемы формирование «дружественной кредиторки» для контроля совета кредиторов:
̶ немотивированная (в смысле реальной бизнес-деятельности) выдача векселей;
̶ «просуживание» в третейском суде;
̶ холдинговая компания (разделение активов, торговли, производства, аренды на разные юр.лица) и постоянная перегонка денег, обременение займами ЮЛ, загоняемого в банкротство.

Важная мысль, которая примиряет все стороны: будут работать те новеллы и процедуры, которые выгодны для кредиторов, в которых кредитор получит больше.

Современный тренд: идет эволюция от репрессий должника к защите должника. От моральной ущербности к экономической ошибке (непредсказуемости).

Мое мнение (ЕСВ), что главная проблема заключается в ИСПОЛНЕНИИ. Проблема с исполнением у нас везде и в менеджменте организаций и в судебном производстве.

Проблемы в судебном производстве, взыскание приставами работает плохо – всего 20%, приводит с тому, что часть кредиторов использует банкротство как способ взыскания, даже в тех случаях, когда само банкротство не является оправданным.

Вознаграждение арбитражного управляющего 6% для малых (на 1 млн.руб.) и для больших (на 1 млрд.руб.) арбитражных производств создает искажение мотивации и порождает серые способы компенсировать стоимость работы / усилия арбитражника в «дешевых» производствах.

Статистика по США: 1 млн дел о банкротстве, 600-700 ликвидация, 7-10 тыс реорганизация (по чаптер 11), из них ½ сохраняется как предприятие и продолжает бизнес.

Банки – кровеносная система экономики. АСВ по санации кредитных организаций:
̶ в 2 раза с 90 до 200 выросло количество банков в санации АСВ и в десятки раз выросла сумма балансов
̶ реальная (оценочная) стоимость активов составляет примерно 10% от баланса
̶ в структуре активов 59% — ссудная задолженность
̶ попытки взыскать убытки с бывших руководителей банков обречены на неудачу. Более перспективно привлечение к субсидиарной ответственности. Хотя и это тоже не просто. Дело о «субсидиарке» обычно тянет на 100 томов.

Мы (Россия) еще не чемпион по затягивания сроков процедуры банкротства. Чемпионы – Индия. Затягивание до 17-20 лет.

Home Кризис-менеджмент ВЕДОМОСТИ: Институт банкротства в России (конференция).
credit
© ЕЛИСЕЕВ СЕРГЕЙ | +7 (495) 5173770 | 5173770@mail.ru
каплеструйный принтер Яндекс.Метрика